izyaweisneger


На Святой Земле

История и жизнь


Previous Entry Share Next Entry
Еврейский театр начала 90-х прошлого века
izyaweisneger
С ветром Перестройки в массовом количестве начали прилетать к нам всевозможные деятели из Израиля: посланцы Сохнута, Гистадрута, раввины и прочая.

Уже тогда репертуар посланцев и раввинов казался мне местечковым: всемирный антисемитизм, хасидские притчи и жизнь среди евреев, как высшая цель существования.

Но тогда всё это было новым и где-то даже занимательным.

Посланцы - жирная расфуфыренная тётка бальзаковского возраста и круглый самодовольный мужичонка расписывали нам все прелести Земли Обетованной, а раввин с огромной бородой и широкополой шляпой напомнил мне Карабаса.
Поэтому и сладкую парочку я окрестил Лисой Алисой и котом Базилио.

Каюсь,я оказался в роли Буратино, попав в стр..., пардон, в Израиль.

Честно говоря, театр Лисы Алисы, кота Базилио и Карабаса мне вскоре наскучил.

Но тут произошло событие, которое я помню до сих пор.

Да такое вообще невозможно забыть!

Среди визитёров был некто рэб Рувен, служивший раввином в одной из ешив Иерусалима.

Дело было перед еврейской пасхой и рассказ Рувена был посвящён именно этому событию.

От рассказа о египетском рабстве и свободе, как философском понятии в Пятикнижии, Рувен плавно перешёл к повествованию о себе и своей семье, о том, как все они хотели уехать в Израиль из СССР, а их не выпускали.

Большие печальные глаза Рувена наполнились скорбью. Зал замер и не зря.
-"Мы жили в коммуналке, в которой были очень тонкие стены",-вещал Рувен. -"И когда на Песах мы покупали мацу, то вынуждены были есть её так, чтобы она не хрустела. Иначе услышат соседи и беды не миновать".

Печальным голосом он рассказывал о том, как ел мацу под одеялом и так продолжалось из года в год, пока их наконец не выпустили в Израиль.

-"Теперь я могу есть мацу ни от кого не прячась! Вот она истинная свобода!- воскликнул Рувен и разрыдался.

Публика была до глубины души тронута рассказом раввина, кто-то даже начал апплодировать, но рэбе всё не унимался и рыдал в услужливо поданный кем-то носовой плакток.

Прошло пять минут, десять, а может и все пятнадцать. Рэбе всё никак не мог успокоиться, и его торчащий из густой бороды курносый нос уже стал красным, как помидор.

Публика затихла и уже стала смотреть на рэбэ с опаской.

Потом кто-то объявил перерыв, раввину начали оказывать помощь, а кто-то даже вызвал скорую, но, обошлось.

На этом в тот раз всё и закончилось.


Но были и другие, не менее курьёзные истории. О них я расскажу чуть позже.




promo izyaweisneger february 14, 08:00 9
Buy for 20 tokens
Давайте дружить! Добавляйтесь в друзья, если вам интересен мой живой журнал. Стараюсь, чтобы он был именно живым. О чём мой журнал: Первоначально я планировал сделать его тематическим и посвятить истории, прежде всего палестиноведению. Но потом решил не ставить каких-либо рамок - так интереснее.…

?

Log in

No account? Create an account