December 24th, 2016

Армянский Иерусалим

В Армянском квартале Иерусалима говорить умеет абсолютно вcё: древние дома, горящие глаза молодых священников, обрывки плакатов повсюду, призывающие признать геноцид армян. Кто-то упрямо расклеивает эти плакаты, а кто-то так же упорно пытается отодрать их от стен домов.
Но это не так просто сделать и уцелевшие обрывки, как остатки чьей-то совести, призывают признать и не допустить никогда больше...

Улица Арарат в самом сердце Иерусалима.
Номера домов, как и везде в городе, но таблички на дверях – с армянскими фамилиями.
Армяне живут здесь с третьего века нашей эры. Так считается.
Но на самом деле армяне появились на Святой Земле ещё раньше.
Они - такие же палестинцы, как и арабы, евреи и все те, кто живут здесь столетиями и тысячелетиями.
Это их дом.
Поэтому им не нужно ни самоутверждаться, ни кому-то что-то доказывать: названия улицы и скромной таблички с армянской фамилией на двери вполне достаточно, чтобы каждому стало ясно: это – Армянский Иерусалим.

Над входом в один из домов выцветшая чёрно-белая фотография.
Но я разглядел её: на ней запечатлён Геноцид, незаживающая рана Армении.
А напротив – дом, украшенный ёлочными игрушками, потому что скоро Новый Год.
Здесь тоже живут армяне. За окнами слышен детский смех... Или показалось? Да нет, это ведь живой дом, как, впрочем, и все вокруг.

Армяне умеют молчать. Армяне умеют говорить. Армяне умеют слушать. Армяне умеют быть серьёзными и весёлыми. Я увидел это, беседуя с молодым священником из Армянской Патриархии.

Разговаривая с отцом Вазгеном, я поначалу даже не догадывался, что говорю с армянским священником. Разговорились случайно. Отец Вазген терпеливо слушал мои вопросы и так же терпеливо отвечал.
Мне трудно представить себе, что этот человек способен повысить на кого-то голос, сделать резкое, нетерпеливое движение, гневно осудить кого-то взглядом.

Когда я обращаюсь к отцу Вазгену, он смотрит на меня по-сократовски вопросительно: «Скажи, чтобы я тебя увидел».

Мне хочется понять, чем живут эти полные достоинства, открытые, и в то же время не любящие посторонних глаз, люди.

– Живём как все – работаем, детей растим, – просто отвечает отец Вазген.

– Как все? Неужели у вас нет ничего особенного?

Глаза молодого священника вспыхивают огнём, на этот раз огнём веселья. Такой же задор я видел в глазах армянских боксёров, когда они выходили на ринг, или борцов перед схваткой, когда они приветствовали противника. И вот сейчас тот же взгляд – весёлый, полный озорства и уверенности в своих силах.

– Особенного? – переспрашивает отец Вазген с улыбкой, – конечно, есть. В Иерусалиме много христиан, но вы не найдёте здесь шведского квартала, английского или датского. А армянский – есть. Был и будет.

Уверенность священника передаётся и мне. Поэтому я и не задаю приготовленного заранее вопроса о будущем Армянского квартала, который пережил Рим и Византию, Халифат и мамлюков, Османскую империю и Британский мандат.

– Мне бы с людьми поговорить, особенно с теми, кто пережили Геноцид в 1915...

Лицо отца Вазгена посуровело:

– Многих уже нет, а те, кто живы, либо по больницам, либо по-стариковски...

Я, конечно, мог бы порыться в книгах, интернете и написать подробную историю Армении на Святой Земле. Но ничто не заменит для историка, а тем более писателя, общение с живыми людьми.
Наша беседа происходит в главной армянской святыне Иерусалима – в Соборе Святого Яакова.
Собор назван так по имени первого епископа Иерусалима - Иакова.
Об истории собора написано достаточно.
Но вот, что лично поразило меня: во время Геноцида 1915 -21 годов, Армянская Патриархия приняла тысячи беженцев и всех их разместила в принадлежавших ей домах и монастыре.
Армяне говорят об этом как о чём-то само собой разумеющемся, не акцентируя внимания.
Потому что Церковь и должна быть такой.

Есть какой-то особый дух у этой части Иерусалима, особое молчаливое величие и в то же время, молодой задор, такой неожиданный для одного из древнейших кварталов города.
Буквально напротив Армянской Патриархии находится семинария.
Входа посторонним туда нет. Отбор в семинарию - как в лётное училище, может ещё строже.
Символично, что против семинарии находится паб, молодежный клуб.
Не подходят тебе суровые условия и жесткие требования Церкви - отправляйся в мирскую жизнь.

В нескольких метрах от Патриархии находится армянский ресторан - бывшая фабрика по производству пшеничной крупы.
Внутри ресторана до сих пор стоят станки, доставшиеся ресторану от прежних владельцев и, говорят, здесь на заказ готовят самую вкусную пшеничную кашу в Палестине.
Я собирался зайти, чтобы отведать хаша, жангеловхаца (долго я не мог выучить это название и называл его карабахской травой с хлебом. (Жангял в переводе с армянского - трава, а хац - хлеб. Считается национальным блюдом Карабаха. Готовится исключительно из трав. Армяне понимали меня сразу, о чём речь), но ресторан был забит почему-то американцами, и я ушёл, как говорится, не солоно хлебавши.

Чуть дальше – армянская таверна, над которой развевается флаг Армении в окружении российского и французского.
Это - своего рода ориентир.
Если видите армянский флаг на входе, значит, вы на верном пути. В следующий раз я обязательно побываю и в таверне, и в мастерских художников, которыми так славится армянский квартал.

Нужно будет поменять камеру – может, к тому времени откроется музей при Патриархии, а может, удастся побывать и на территории семинарии, где находится мемориал в память о Геноциде 1915 года.

Я уже строю планы будущих путешествий по Иерусалиму, в которых обязательно есть и Армянский квартал Иерусалима.
24 апреля я точно здесь буду.
Но до этого времени, надеюсь написать продолжение. Данный текст - только начало.

promo izyaweisneger february 14, 2017 08:00 13
Buy for 10 tokens
На дружбу дружбой отвечаю. На вражду - враждой. На комментарий - комментарием. На репост - репостом(Без порно и политики.) На лайк - лайком. :-)

О чём не сказал президент(Выступление В.В.Путина 24.12.2016)

Спрашивавших было много и вопросы президенту задавались самые разные.
Тема выступления В.В. Путина энергично обсуждается и в живом журнале.
Наибольший интерес среди авторов живого журнала вызвало заявление президента РФ о смене экономической модели.
В чём суть предполагаемой замены?
Это осталось неясным, думаю, не только для меня.
Например, Михаил Хазин khazin в своей публикации "Путин находится в системной ловушке" http://khazin.livejournal.com/1401278.html?mediaзадаёт очень правильный, на мой взгляд, вопрос: О каком изменении модели может идти речь, если во всех властных структурах находятся интересанты, которым эти изменения не нужны?
И дело здесь не в том, опять таки, по моему мнению, любит или не любит Путин изменения во властных структурах.
Попробуй сдвинь того же Чубайса, Прохорова или их людей.
Блестящий, на мой взгляд анализ выступления Путина даёт Фриц Моисеевич Морген olegmakarenko.ru в своей статье "33 тезиса с пресс-конференции президента" http://fritzmorgen.livejournal.com/970405.html
Пересказывать эту публикацию нет смысла, лучше почитать - она короткая и ёмкая.
Для меня лично осталось непонятным, что будет с российским образованием.
А ведь это основа и развития высоких технологий, и науки, и вообще страны.
Пока престиж и зарплата учителя не будут самыми высокими в стране, наравне с зарплатой учёного, говорить о каких либо изменениях в лучшую сторону вряд ли возможно, причём в любой стране.
Вызвали недоумение и слова президента о сокращении расходов на оборону.
Так и хочется сказать: нашли на чём экономить!
ВПК - это прежде всего научные разработки, которые рано или поздно тянут вверх всю науку и индустрию страны.
И здесь есть чему поучиться у американцев.
Они на свой ВПК не жалеют денег, потому что эта отрасль является локомотивом, который тянет всю экономику.
Я конечно далёк от иллюзий по поводу радикальных перемен в российской экономике.
В этом отношении президента трудно упрекнуть в отсутствии решимости - он просто исходит из того, что есть.
И тем не менее, у России есть примеры успеха, на которых можно многому не только научиться, но и достичь.
Например, успех Китая во многом обусловлен тем, что в этой стране крупный бизнес является подрядчиком у государства, а не наоборот.
Хозяев не судят. Поэтому в России так сложно заставить отвечать за коррупцию тех, кто в ней повинен.
В Китае наоборот. Да, можно критиковать китайцев за отсутствие демократии.
Но за воровство и махинации миллиардеры отвечают наравне с простыми смертными.
В этом, на мой взгляд, и заключается подлинная демократия: в равенстве перед законом, прежде всего, а не во вседозволенности.
Впрочем, не будем судить раньше времени.
Путин умеет удивлять и друзей, и врагов.
Как говорится, поживём - увидим.