February 8th, 2017

Фильм "Мюнхен". Впечатления

Рассказывать о чём этот фильм, я думаю, нет смысла.
http://kinogo.club/4526-myunhen-2005.html
История об охоте израильских спецслужб за членами организации "Черный сентябрь", убившей израильских спортсменов на Олимпиаде 1972 года в Мюнхене, овеяна легендами.

В самом начале фильма очень точно и художественно показаны характеры израильской элиты того времени: Мы не простим! Нас должны бояться!

Прямо не руководство страны, а вожди племени:око за око, зуб - за зуб.
Всё это на фоне национальных и личных сантиментов.
Великолепно! Но только в том случае, если бы речь шла об обывателях, а не об элите страны.
Если бы прозвучала фраза о том, что с нами должны считаться, что мы должны противопоставить палестинскому террору концепцию, которая сделает этот террор бессмысленным и сведёт его на нет - тогда да, я бы не сомневался в том, что речь идёт о руководстве страны одного из древнейших и мудрейших народов земли.


Collapse )
promo izyaweisneger february 14, 2017 08:00 13
Buy for 10 tokens
На дружбу дружбой отвечаю. На вражду - враждой. На комментарий - комментарием. На репост - репостом(Без порно и политики.) На лайк - лайком. :-)

Мутация

Главным в жизни подопытного ужа была мечта о том, чтобы вырваться из лаборатории, где над ним проводили опыты с радиацией и разными препаратами.
Он уже даже ужом себя не чувствовал от всех этих экспериментов и его держала только надежда.
Если бы этой надежды у него бы не было, он, наверное, давно бы уже умер.
Все попытки ужа ускользнуть из лаборатории ни к чему не привели - каждый раз его ловили и возвращали обратно.

Но он снова и снова совершал побеги из лаборатории во двор и каждый раз свежий воздух, просторы земли и неба подпитывали его надежду.
И тогда несчастный подопытный уж оживал и даже пытался строить планы на будущее.
Когда его возвращали в лабораторию, он старался поскорее впасть в забытье , чтобы не мучиться от удушья замкнутого помещенья и тесноты своего террариума, яркого света ламп, которые не выключались ни днём, ни ночью, и от запаха экскрементов таких же бедолаг как он.
Иногда ему это удавалось, но он просыпался среди ночи от воспоминаний о прежней жизни, в которой он был большим, сильным и красивым змеем и эти воспоминания терзали его не меньше, чем неволя.

Перебродив, его тоска превращалась в ненависть, а ненависть - в яд.

Однажды утром лаборанты обнаружили, что уж вдруг поменял свою окраску и стал неотличим от гадюки.
Даже сам владелец лаборатории, старенький профессор пришёл посмотреть на эту мутацию.

ЕКроме того, уж начал едва заметно, но расти, увеличиваясь и в длину, и в объёме.
Но не это было главным - характер ужа изменился до неузнаваемомсти.

Он больше не стремился ускользнуть из лаборатории, стал на редкость послушным и даже вежливым.

Если раньше уж оживлялся вырываясь из террариума, то теперь наоборот - всем своим видом он показывал нежелание покидать лабораторию.

Более того, уж стал отказываться от своей привычной пищи, а между тем всё рос и рос.

Одновременно с мутацией ужа начали происходить в лаборатории странные и неприятные для сотрудников и хозяина события: сначала передохли все тараканы и прочие насекомые, которых профессор специально разводил для опытов.
Почему-то старик очень любил тараканов. Может быть потому, что сам чем-то был на них похож.
И когда все его тараканы передохли, старик не на шутку расстроился. Вместе с ним переживали и лили слёзы все работники лаборатории - столько лет вместе.
Потом начали дохнуть сначала мыши, потом крысы.
Их старик и его подчинённые тоже очень любили - особенно белых мышей и крыс.

Как показало вскрытие, сдохли грызуны не от инфекции, а от какого-то неизвестного яда.

Всем известно, что уж терпеть не может мышей и крыс, но никто в лаборатории не связал смерть грызунов с ужом - ведь он был самым безобидным из всех подопытных животных.

Пока дохли грызуны, уж между тем продолжал мутировать пока однажды террариум не стал для ужа слишком тесным.

-У него человеческие глаза! - однажды в ужасе воскликнул один из помощников профессора - молодой аспирант.
Все присутствовавшие устремили взгляды в направлении вытянутой руки аспиранта и тоже в ужасе замерли: на них надвигалось огромное чудовище размерами с анаконду и в его стеклянных глазах не было ничего, кроме ненависти.

Мучители ужа были не в силах сдвинуться с места - разгадка пришла слишком поздно.

Последним уж, превратившийся в анаконду, задушил старика-профессора.
Могучие запоры не выдержали натиска анаконды.
Уничтожая на своём пути шакалов и гиен, анаконда, ведомая могучим инстинктом вернулась в свою родную среду обитания, где и провела остаток своей жизни вполне счастливой если не считать кошмаров, связанных с неволей посещавших удава во сне.