February 9th, 2017

Александр Григорьевич, похоже, зарвался

Я всегда был высокого мнения о президенте Беларуси Александре Лукашенко.
Во-первых, потому, что он единственный, пожалуй, из всех постсоветских президентов не позволил хапугам-нуворишам разграбить свою страну.
Во-вторых, потому что действительно старался обеспечить своему народу достойное качество жизни и безопасность.
Можно спорить по поводу того, насколько ему это удалось.
Но во время своих визитов в Беларусь в начале двухтысячных я не видел там ни одного бездомного или попрошайку. По крайней мере, в столице страны.

В-третьих, он "не прогнулся" перед НАТО и был преданным другом России именно тогда, когда нашей стране было особенно тяжело.

А сейчас этот же человек пятнает всё хорошее, что было сделано им за предыдущие годы.

Collapse )
promo izyaweisneger february 14, 2017 08:00 13
Buy for 10 tokens
На дружбу дружбой отвечаю. На вражду - враждой. На комментарий - комментарием. На репост - репостом(Без порно и политики.) На лайк - лайком. :-)

Мои твиты

Воскресение( пока смесь синопсиса с черновиком)

Готовьте лавры и гнилые помидоры. В зависимости.

После своей смерти Х. продолжал ходить на работу, оплачивать счета и ипотеку.
Никто из родственников и знакомых не заметил смерти Х.
А может и заметили, но не придали этому никакого значения.
Поэтому и после смерти Х. вёл привычный образ жизни: отвечал на телефонные звонки, иногда звонил сам, общался и ставил лайки в соцсетях.
Ничего не изменилось в жизни Х. после его смерти.
Он с удивлением обнаружил в новой для себя реальности что на самом деле в ней нет ни бога, ни чёрта, ни ада, ни рая.
Единственным отличием от прежней жизни было то, что здесь, куда бы ты ни шёл и к чему бы ни стремился, останешься там же, где был изначально.
Живые об этом, похоже, даже не догадывались и он наблюдалза ними как бы со стороны и с усмешкой превосходства единственный, кто понимает тщетность любых усилий.
Х. умер совсем молодым, до своей смерти успел познакомиться с китайской философией и главным её открытием: высшая мудрость - в неделании.
Тогда он не понял в чём собственно мудрость бездействия, но теперь осознал это в полной мере.

Однако это открытие не сделало покойника Х. счастливым.

Если бы он после смерти стал бесплотным духом, то смог бы целиком отдаться философии.
Но бесплотным духом он не стал и, более того, у него появились новые проблемы.

Например, нужно было как-то называться.
Для умершего человека - это пустая и даже глупая формальность, совершенно ненужная.
Но вот живые придают своему имени особое значение и даже придумывают всякие легенды для своих имён.

Х. начал придмывать для себя имена, но каждый раз забывал придуманное имя, потому что оно, как и предыдущие, придуманные им, совершенно не отражали ни его сущности, ни того, что с ним происходило.

Можно было жить покойником и без имени, но Х. не хотелось выделяться и обращать на себя внимания.

Вот он и мучился выдумывая себе фальшивые имена. В конце концов он обозначил себя знаком Х. - таинственным, не то крестиком, не то знаком переменной.
Он действительно не знал, как определить себя.

Ещё больше его раздражала необходимость придумывать себе биографию, в которой обязательно должны быть свидетельства об образовании, профессиональном росте и вообще много разной ерунды без которой ты, даже если жив, всё равно вроде как покойник.

Биографии Х. были такими же фальшивыми как и имена, которые он себе придумывал и эта неестественность тяготила его.

Смерть наступила, но облегчения от бремени жизни не наступило.
Деньги, как и в прежней жизни, имели такое же важное значение - они давали возможность иметь всё, что хочется, жить так, как хочется, удовлетворить любую свою потребность.
Но именно удовлетворить, а не получать удовольствие от того, что у тебя есть.
Х. не испытывал удовольствия от еды, алкоголя, от поездок на природу и даже от близости с женщиной.

Последнее было самым тяжёлым и отвратительным в новой для него реальности. Ему не хотелось конфликтов и недосказанности и первое время он изображал чувства, но потом замкнулся и ограничил свои контакты с окружающими только работой.
На рабочем месте было легче всего изображать живого и коллегам Х. казался живее всех живых - он больше всех шутил, придумывал всякие мероприятия и сам же их организовывал.
Это отвлекало его от чёрных мыслей, которые овладевали Х. когда он оставался один.
Покойнику сон не нужен и вместо сна он пытался вспомнить свою жизнь, но в памяти остались лишь обрывочные воспоминания, из которых он никак не мог склеить сколько-нибудь ясной картины.

Перед глазами возникали образы людей, которых он знал или даже был тесно с ними связан, но вот чем был связан - этого он понять не мог.
Иногда он вспоминал сказанные ими фразы, поступки, но по отдельности, вне контекста, всё это было нагромождением действительности.
И вот, однажды, выйдя на кухню, он вдруг увидел их всех вместе: своих родственников, и родственников родственников, их друзей и знакомых.
Их было бесчисленное множество и как все они помещались на кухне, было непонятно и более того - невероятно.
Все они сосредоточенно молчали и дружно готовили салат. Самый обычный салат и паршивой, перемёрзшей капусты.
Все его многочисленные родственники были настолько сосредоточены на этом идиотском салате, что, казалось, это было главным делом их существования в новом измерении.
Никто из них не обратил внимания на Х. и он слонялся реди них как тень.
-Это должен был быть какой-то особеннный, необыкновенный салат, - подумал Х. и бесцеремонно запустил пальцы в огромную кастрюлю с уже мелко наструганной капустой.

Сама капуста оказалась совершенно безвуксной и он с отвращением её выплюнул. Но зато кастрюля оказалась бездонной.
И тогда он понял, почему все его многочисленные родственники так сосредоточено, без перерывов даже на перекур стругают капусту в этот дурацкий салат, который и салатом-то не назовёшь - одна банальная, безвкусная капуста и ничего больше!

И сколько родственники ни старались заполнить бездонную кастрюлю салатом, она всё-равно не наполнялась доверху.

Машинально он снова запустил руку в кастрюлю и на этот раз обнаружил, что на ощупь эта капуста как бумага, правда очень тонкая.

-Хорошо, что все они молчат,- подумал Х. - Да и о чём им говорить? Всё, что можно было сказать, они сказали при жизни и теперь им остаётся, резать капусту - такую же банальную как сказанные и сделанные ими при жизни фразы и поступки.

-Ты ошибся,- сказал чей-то очень знакомый голос, но лица говорящего Х. как ни силился, разглядеть не мог. Отсутствие света, вечный сумрак - данность новой реальности, которую, увы, изменить невозможно.

-Тайну этого салата знают только посвященные,- продолжал голос, - его готовят из диковинных овощей. Таких не встретишь в жизни.
И приправа к нему идёт особенная.
И готовится он только в особенный день.
Что это за день?
О, это особенный день, когда небо и земля и всё на земле сливаются в один цвет и непонятно, умерла природа или только заснула.
В такой день нет разницы между живыми и умершими.
И в этот день все наши собираются на этой кухне и сосредоточенно режут салат, готовясь к особому, ритуальному торжеству.
Что это за торжество? Ты вряд ли поймёшь. Это - нечто бесконечное. Считай - разновидность бессмертия.
В его основе бессмыслица.
Бессмертие и бессмыслица - это сиамские близнецы.
Это жизнь стремится во всём найти смысл.
А бессмертие со смыслом не уживаются.
Так же, как и смерть. Смысл нужен только жизни.

-И что это за ритуал?- спросил Х.
-Рейтинг. Как ты понимаешь, игра эта бесконечна. Поэтому и нужно этого дурацкго салата на целую вечность. Да, ты верно думаешь - здесь нет ни диковинных овощей, ни фруктов, ни даже приправ.
Весь этот салат - банальная, тупая капуста.
Но если у всех этих покойников при жизни не было ничего, что можно было бы принять за мысль или дело, откуда же сейчас возьмётся.

Глядя на эту бессмысленную работу и сосредоточенные лица работников кухни Х. испытал состояние близкое к обмороку.



Принцип её предельно прост: нужно набрать максимальное количество баллов за что угодно.
Это может быть дурацкая шутка, идиотская выходка или глубокомысленная фраза.
Но это действие или фраза должны привлечь к тебе всеобщее внимание и тогда ты автоматически оказываешься в центре просторной гостинной и весь салат твой.
Центр гостиной устроен таким образом, что всё, что бы в тебя ни летело, упадёт тебе под ноги. Ну, в крайнем случае, кусок торта испачкает тебе ботинки.Хотя, откуда здесь торт? Но это не важно, что торт тоже фальшивый.
Главное - добыть как можно больше баллов.
-И что тогда?
-А тогда - весь салат твой. И если он твой, тогда становится совершенно не важным, умер ты или ещё жив.


-Значит, жизнь и смерть это всего лишь переход из одного состояния в другое?
-Когда готовится этот салат, совершенно не важно, живой ты или уже умер. Потому что этот салат могут резать как живые, так и мёртвые. Во время работы их не отличить. Да и вне работы, тоже.
У них одни интересы, образ мыслей и поведение.
Так что если кто-то вдруг умирает, этого никто не заметит, если только сам покойник не сообщит о своей смерти окружающим.



Неожиданно за окном заиграла похоронная музыка и Х. совсем расстерялся, пытаясь сообразить, кого хоронят: кого-то во дворе или...
Неожиданно вошла мать и подойдя к кроватиХ. наклнилась над ним и что-то жалобно заговорила.
Но что, Х. разобрать не мог.
А потом вдруг рядом с ним оказалась его жена.
Она прижалась к щеке Х. и стала что-то горячо говорить, а по щекам её текли слёзы и он чувствовал их на своём лице,но не знал, что сказать ей и как утешить.
И вообще он не чувствовал ничего, кроме её слёз и не мог понять, кто умер.
-"Неужели, я?" - подумал Х., испугавшись собственной догадки.

Граница между сном и бодрствованием была настолько размытой, что Х. не смог бы с уверенностью сказать, спал он или всё это привиделось ему наяву..
Разбираться в этом было некогда и Х. отправился на свою работу преподавателя философии.

При жизни он очень любил свою работу, но после смерти он казался себе уже не преподавателем, а клоуном, играющим в остроумие.

От этого дурацкого ощущения не помогали ни алкоголь, ни курение.

Однажды он увидел среди своих студенток одну с необычным взглядом.

И от этого взгляда он никак не мог уйти.
-" Я ведь умер",- мысленно сказал он.
-Я тебе не верю",- сказала она.
-Даже если бы я был жив, то всё равно,слишком стар".
-Это не важно. Плохо другое"- ответила она.
-Что?
-Ты - трус.
-Зачем тебе нужен трус?
-"Мне нужен ты".

Он хотел догнать её после лекции, но они вышли через разные коридоры: он - для мёртвых, а она - для живых.

Но он уже не мог забыть её взгляда: она всё ждала, что он преодолеет разделявшую их невидимую грань.

-Или ты со мной, или я с тобой - решили они.
И он уже не был трусливым покойником.
Только они уже не могли определить, какой из коридоров смерть, а какой - жизнь.
Да это было и не важно для них.
Не раздумывая, они вместе вошли в один из коридоров.
Смерть не посмела их тронуть...

Для Х. и его молодой жены началась вторая жизнь.