June 25th, 2021

Пустыня Негев



Пустыня – это место, где человек ближе всего к Богу. Желая услышать Господа, сюда приходили пророки от Моисея до Иисуса.

Пустыня очищает духовно и физически. Её духу чужды фастфуд и неотъемлемые атрибуты цивилизации: алкоголь, сигареты, бензин... Здесь нет времени – пустыня не терпит суеты. Тот, кто никогда не видел пустыни, будет восхищён её величием. Здесь всё возможно, и всё-таки человек никогда не перестанет удивляться этому чуду...

В крохотном Израиле целых три пустыни: Иудейская, Негев и Арава.

Кто не бывал в Иудейской пустыне, тот не ощутил дух Святой Земли – ведь это колыбель христианства, место, где искали вдохновения и божественного откровения библейские пророки.

А вот пустыня Негев пользуется гораздо меньшей известностью, хотя и здесь история оставила не менее значимый след. Негев – настоящий рай и для археолога, и для ориентолога, и для геолога... Да и туристам здесь скучать не придётся, хотя вид у пустыни Негев весьма суровый, особенно летом. Но зимой она расцветает как невеста – после первых дождей серая от зноя земля вдруг покрывается зелёным нарядом, усеянным цветами всех оттенков: в пустыне Негев их 350 видов. Воду для растений хранят камни, суровые на вид хранители жизни на этой земле.

Именно Негев – так эту пустыню назвали за её суровый климат; от глагола «ленагев» (вытирать, сушит) – стал первой остановкой отца трёх монотеистических религий, названных в его честь аврамическими, библейского Авраама. Народам Святой Земли, которая в ту пору называлась Ханаанской, Авраам принёс не только учение о Боге Едином, но и искусство рытья колодцев. Надо ли напоминать кому-то, что вода – это жизнь, особенно в пустыне?!

Авраам строил колодцы не только для себя, но и для всех жителей той древней земли, за что и снискал их любовь и уважение. Чужеземцев нигде не любят, но Авраама, благодаря его человеколюбию не только на словах, но и в делах, жители той земли приняли как своего, и царь города, на земле которого Авраам соорудил первый колодец, поклялся праотцу евреев, мусульман и христиан в дружбе и верности.

Отсюда же пошло название одного из древнейших городов земли – Беэр-Шевы, библейской Вирсавии.

Некоторые любители и даже историки ошибочно переводят название города как «семь колодцев», от слов «беэр» (колодец) и «шева» (семь). Но это неверно, потому что название города переводится как «Колодец клятвы» – в честь клятвы, которую дали друг другу Авраам и царь той земли Авимелех.

Одно время Беэр-Шева была столицей филистимлян, злейших врагов иудеев, имя которых означает «вторжение» – «плиша».

Современная Беэр-Шева была построена властями Оттоманской империи в начале прошлого века как административный центр для местного бедуинского населения по проекту немецкого архитектора. Также немецкий инженер и палестинский араб, изучавший архитектуру в Вене, руководили строительством города. В то время это был один из самых современных городов на Востоке. Его планировка учитывала местные особенности, в том числе и очень важный фактор при планировке улиц – направление ветра. До сих пор более удачного проекта, чем центр города, ныне называемый «старым», архитекторам последующих поколений придумать не удалось.

А древняя Беэр-Шева-Вирсавия, вернее то, что от неё осталось, находится примерно в десяти киллометрах к северо-западу от современного города . Там сейчас бедуинское поселение Тель-Шева.

Бедуины – самые древние жители этой земли. Согласно бедуинской легенде, раньше бедуина Бог сотворил только верблюда. Некоторые исследователи считают бедуинов потомками легендарных набатеев – воинственных кочевников, банкиров и профессиональных охранников, своего рода швейцарцев древности, сопровождавших ценные грузы с Востока на Запад и обратно. Им можно было спокойно доверить свои сокровища – у набатеев они были надёжно защищены. След этого таинственного народа теряется где-то в третьем столетии нашей эры. После себя они оставили легенды и несколько крепостей, включая знаменитую Петру – столицу набатейского царства в Иордании.

Негев – это не только древняя история, но и особенная природа.

О вулканическом кратере возле Мицпе-Рамона и других достопримечательностях Негева можно найти подробную информацию в интернете. А я хочу рассказать о своих впечатлениях.

Негев, как и Иудейская пустыня, это не пески, а камни. Почва здесь каменистая, летом она приобретает цвет выжженной травы, но с первыми дождями голые камни покрываются зелёной травой и полевыми цветами. Зелень пустыни – это само воплощение жажды жизни. Так благодарить небеса за воду способна только трава, выросшая в пустыне, и никто другой, и, наверное, самые красивые в мире тюльпаны это те, которые растут здесь. Пустыня научила меня радоваться каждой травинке и каждой капле дождя. Короткая израильская весна – настоящий карнавал жизни.

Негев – это не только камни. Есть здесь озёра и реки. Летом все или почти все эти реки пересыхают, но зимой, в сезон дождей, всё здесь бурлит и не дай Бог кому-нибудь оказаться в таком месте во время дождей – поток воды сметает на своём пути абсолютно всё.

Вода, архитектор и скульптор пустыни, создаёт причудливые фигуры из камня. После бурного потока на скалах остаются причудливые рисунки и скульптуры, созданные водой: издали одни скалы напоминают профиль человека, другие – на диковинных зверей.

Весной устья реки покрываются камышом в человеческий рост. Кого здесь только не встретишь в это время – библейских перепелов и аистов, пеликанов и ещё массу разных птиц, отдыхающих на пути из Африки в Европу. В озёрах стоячей воды живут лягушки и жабы. Откуда они здесь взялись?!..

Здешние горы не поражают воображение альпинистов, но в хорошую погоду отсюда видно и Средиземное Море, и Моавитские скалы, где начинается уже другая страна – Иордания. Кроме гор, а скорее холмов, здесь есть высаженные человеком леса и эвкалиптовые рощи – символ еврейского присутствия на этой древней земле.

Сюда стоит прийти только для того, чтобы вдохнуть аромат цветущих эвкалиптов. Самый большой в Израиле лес – Ятир, в котором можно даже заблудиться, тоже находится в Негеве. Есть леса и поменьше, в которых без особого труда можно встретить зайцев и лис. А вот ёжик – плохой знак, значит, где-то поблизости змеи. Ну и скорпионы есть – как без них в пустыне?.. Хотите верьте, хотите нет, но в лесах здесь можно собирать грибы, если зимой было достаточно дождей.

У Негева много проблем, но говорить о них тут мне не хочется. Я люблю Негев. Здесь просторно и дышится легко. И ещё здесь красивые закаты, какие бывают только в пустыне. Тем, кто надумает побывать в Негеве, позволю себе дать один совет: по пустыне нужно ходить, а не ездить. Иначе вы никогда не проникнитесь её мистическим духом.
promo izyaweisneger february 14, 2017 08:00 13
Buy for 10 tokens
На дружбу дружбой отвечаю. На вражду - враждой. На комментарий - комментарием. На репост - репостом(Без порно и политики.) На лайк - лайком. :-)

Уставший Феникс

Однажды Феникс вдруг захандрил после того, как в очередной раз сгорел и раздумал возрождаться из пепла.

Поскольку Феникс был фигурой заметной, его отсутствие заметили на Олимпе, и в дело вмешался сам Зевс.

– В чём дело?! – возмутился бог. – Давай, возрождайся! Недостойно Феникса лежать на земле грудой пепла, – смягчившись, подбодрил его бог.
– Не хочу я больше возрождаться, – уныло сказал Феникс. – Я устал. Да и смысла особого не вижу, зачем мне возрождаться. Сколько раз я уже сгорал!... А ради чего?!... Разве мир стал от этого лучше?!... Сколько раз я уже возрождался из пепла!... Но ни разу я ничего нового в жизни не увидел. Так стоит ли?! Может, лучше и спокойней оставаться кучей пепла?! Ведь ни от моего отсутствия, ни от моего присутствия мир не становится лучше.
– По правде говоря, и меня посещали подобные мысли, – задумчиво сказал Зевс, выслушав не желавшего возрождаться Феникса. Поводов для разочарования хоть отбавляй!... Создавая этот мир, я мечтал стать Творцом, великим режиссёром, художником. Я хотел создать театр, в котором актёры не играют, а живут... И что в результате?! – в отчаянии воскликнул бог. – Вместо того, чтобы быть Творцом, я вынужден разбирать бесконечные тяжбы людей, которые воспринимают мой замысел как какой-нибудь цирк Шапито: они предаются чревоугодию и разврату, поклоняются комфорту, а до моего замысла им и дела нет! Иногда я ощущаю себя непризнанным гением... Но гораздо чаще чувствую себя просто участковым, потому что они без конца жалуются друг на друга и даже на свою собственную жизнь! Поэтому я вынужден разбирать их жалобы без выходных, а заменить меня некем: у бога нет замены. Да и кто всё это выдержит кроме бога?!... Вон на днях повелитель мёртвых Аид сбежал из своего царства и требовал от меня принять его отставку. Вообще-то и ему не привыкать к жалобам людей, но эти двое... Они превзошли всех! Оба были поэтами и без конца воевали друг с другом. Каждый из них обвинял другого в бездарности и плагиате. Ругались оба так громко, что других людей я уже и расслышать не мог. Они ненавидели друг друга всю жизнь и умерли в один день. И что ты думаешь, на этом их вражда закончилась?! Как бы не так! В царство Аида они вошли вместе, ругаясь друг с другом так, что разбежались даже тени давно умерших. Сам Аид пытался было их пристыдить, мол, вы же интеллигентные люди... Но они вместо того, чтобы угомониться, вместе набросились на несчастного царя мёртвых! Тот еле сбежал от них!... И хорошо, если бы мне приходилось разбирать одни лишь тяжбы людей!... Но ведь они, люди, жалуются не только друг на друга, но и, страшно сказать, на самих богов! Больше всех достаётся Аполлону: группа непризнанных гениев подала мне на него коллективную жалобу, обвинив в коррупции и протекционизме. Поводом послужило благоволение покровителя муз ко «всякого рода бездарностям», как выразились авторы сей жалобы. Вот и представь себе, каково это – быть богом!... Пока ты тут разлёгся грудой пепла, я в буквальном смысле слова живу без выходных, разбирая людские тяжбы! И у меня нет не то что выходных, не говоря уже про отпуска, у меня нет времени ни на вдохновение, ни на хандру! С тех пор, как я создал этот мир, у меня ни на что нет времени! Иногда мне кажется, что люди только и делают, что всё время только жалуются и просят. При этом мне они отвели роль адвоката, который вечно должен их оправдывать, а на себя они взяли роль обвинителей и судей. Они что, меня за нотариуса считают?! – взорвался главный бог. – Обвиняют, выносят приговоры, а мне оставляют лишь утверждать то, что они считают правильным!
– Вот и я о том же, – сказал наконец Феникс. – Никому мы с тобой не нужны в этом мире.
– Были бы не нужны, давно бы уже удалились от дел и жили бы каждый своей жизнью. Я, наверное, создал бы более удачное творение, а ты бы спокойно коротал свой век в каком-нибудь заповеднике. Но если уйду я, этот мир окончательно превратится в хаос. А если не будет тебя, то люди перестанут верить в чудо, и созданный мною мир станет уже не творением, а так... весьма посредственным опусом.

Феникс долго думал над словами главного бога и наконец сказал:
– Пожалуй, ты прав. Придётся мне возрождаться снова. А там... гореть, так гореть... Как говорится, делай что должно, и будь что будет.

С этими словами Феникс восстал из пепла, после чего главный бог вздохнул с облегчением и вернулся к своим вечным делам.
Влад Ривлин. 2012 год.