Изя Вайснегер (izyaweisneger) wrote,
Изя Вайснегер
izyaweisneger

Categories:

Истории Тель-Авива: Опера и Оперная площадь

Площадь эту назвали Оперной, хотя чего здесь только не было: казино, командование ВМС Израиля и даже Кнессет- израильский парламент, тоже одно время находился здесь.
А сегодня остались лишь берег моря и короткая, но насыщенная история этого крохотного пятачка тель-авивской земли.
Площадь - это, конечно, громко сказано.
На самом деле это просто очень уютное место с каменными скамейками, расположенными в виде круга и красивым фонтаном в центре.

Своё название Оперная площадь получила благодаря помпезному зданию, где уже в наши дни на первых трех этажах находились дорогие кафе и еще целых три кинозала.
Все остальные этажи Оперной башни, построенной в стиле американского постмодернизма, заняты под элитные квартиры, в одной из которых одно время жил бывший премьер-министр Израиля Эхуд Барак.
Название- "Оперная Башня", - это дань истории. Потому что ещё тридцать лет назад на этом месте была национальная опера.
А начиналось все с кинотеатра "Кесем"(волшебство), построенного в 1945 году. Но кинотеатром это сооружение служило всего три года, до первой арабо-израильской войны.

Во время войны здесь находился штаб израильских ВМС, а затем, сразу после войны, проводились заседания Кнессета первого созыва. После переезда Кнессета в Иерусалим в кинотеатре на короткое время разместился муниципалитет Тель-Авива.
И, наконец, в 1952 году сюда переехала израильская опера, которая выступала здесь ровно тридцать лет, до 1982 года.
Израильская опера погибла в первой ливанской войне, а точнее, эта война окончательно ее добила. В связи с войной , вернее, с ее непомерной стоимостью, министр образования и культуры на тот момент, объявил, что денег на содержание оперы больше нет.

В том же году израильская опера дала свой последний концерт. К тому времени здание кинотеатра, в котором выступала опера, уже давно было продано в частные руки.
В 1988 году легендарный кинотеатр был разрушен и на его месте известный строительный подрядчик Альфред Акиров построил в 1993 году помпезный комплекс элитного жилья с видом на море.



От оперы осталось лишь название- видимо и бизнесменам не чужда сентиментальность.
А у самой израильской оперы есть хоть и не слишком большая, но зато полная драматизма, романтическая и весьма печальная история.
Своя опера у еврейского анклава Палестины появилась еще в первой половине двадцатых годов прошлого века, благодаря питерскому дирижеру Мордехаю Голинкину.
Это был удивительный человек. У него было все: признание, деньги, слава. Перед ним были открыты двери лучших театров мира. Но он выбрал Палестину, мечтая создать здесь национальную оперу. Он так и назвал свое детище: "опера земли Израиля". Для осуществления своей мечты он собрал лучших исполнителей из Европы и на свои деньги открыл оперный театр в Тель-Авиве. Театр- слишком громко сказано. На самом деле это был не оперный театр, а кинотеатр "Эден", сегодня это улица Лилиенблюм пересекающая знаменитую Аленби. Кинотеатр был расчитан на 800 мест и разделен на две части: летний- под открытым небом , и крытый. Но главное, он совсем не подходил для оперной сцены. Тем не менее, премьера состоялась. Публика приходившая на выступления оперы не отличалась изысканными манерами- люди приходили как в кино, часто опаздывая и не понимая, чего от них хотят, если их не пускали в зал. Но они приходили и первое время в зале не было свободных мест. Но потом диковинка видимо быстро наскучила палестинским евреям, как презрительно называл уроженцев страны Бен Гурион и спустя три года после открытия, Голинкину уже нечем было платить жалование артистам. За эти три года Голинкин поставил два десятка оперных спектаклей, среди них "Самсон и Далила", "Травиатта", "Аида".
Столкнувшись с угрозой банкротства, Голинкин обратился за помощью в муниципалитет Тель-Авива. Но руководство муниципалитета оказалось совершенно равнодушным к искусству и в помощи Голинкину было отказано. Однако отец израильской оперы не сдался и отправился в США , собирать деньги на спасение своего детища. Но эти усилия были тщетны. Когда он вернулся, большинство артистов уже покинули труппу и разъехались кто куда в поисках заработка. Тем не менее, Голинкин продолжал бороться за оперу еще долгие годы.
Финансовые проблемы преследовали Голинкина и его детище все эти годы и в 1940 году, будучи уже далеко не молодым человеком, он наконец вынужден был уступить судьбе- в этом году опера земли Израиля прекратила свое существование. Ей на смену пришла "Народная опера земли Израиля" под руководством тогда еще молодых дирижеров: Марка Лаври-эмигрировавшего в Палестину из Стокгольма в 1935 году и и Георга Зингера, бежавшего вместе с женой-оперной певицей после оккупации нацистами Праги.
В 1941 году они возродили оперу еврейского анклава Палестины, зарегистрировав театр в форме кооператива. К тому времени, благодаря Второй Мировой Войне и нацистским преследованиям, в Палестине было уже не мало профессиаональных дирижеров, исполнителей и музыкантов.
В народной опере было целых три дирижера, десять солистов и оркестр из тридцати шести музыкантов.
Триумфом народной оперы стала постановка первого оперного спектакля на иврите "Охранник Дан", о жизни кибуцников в подмандатной Палестине и их противостоянию с арабскими грабителями. Музыку к этой опере написал Марк Лаври, а сценарий- известный театральный режиссер, один из основателей театров "Хабима" и "Оэль" Моше Халеви.
Биография каждого из этих людей заслуживает отдельного разговора. Поэтому обо всех этих легендарных личностях, если Бог даст силы и время, напишу отдельно.
Создатели возрожденной оперы столкнулись с теми же проблемами, что и Мордехай Голинкин- у театра никогда не было достаточно денег для того, чтобы смело смотреть в будущее. Не помогло и создание клуба меценатов народной израильской оперы.
Она оказалась не нужной в те непростые годы, а может быть просто не нашла отклик в сердцах израильтян?
Как бы то ни было, но в 1945 году, как раз после появления первого спектакля на иврите, возрожденная израильская опера оказалась на грани закрытия.
Ее спасла Эдис де Филлип- звезда американской оперной сцены, дочь еврейских эмигрантов с Украины. Эдис прибывает в Палестину в 1945 году, едва не утонув вместе с пароходом на котором плыла и здесь, в Палестине выступает в течение целого года. На выступления оперной певицы приходит едва ли не весь еврейский анклав, и не только евреи, но конечно же британцы, а возможно и арабы. Всего за полгода на ее выступлениях побывали сто пятьдесят тысяч человек. Все деньги от своих выступлений Эдис перечисляет в фонд израильской оперы.
Она прибыла в Израиль на на три месяца и осталась здесь навсегда, став директором и художественным руководителем реанимированной ею национальной оперы. В этой должности она пробыла до самого последнего дня своей жизни- Эдис умерла в 1978 году на шестьдесят шестом году жизни.

Ей довелось узнать не только славу и триумф, но также провалы и беспощадную критику.
Талантливая оперная певица, она, подобно своим предшественникам, не слишком преуспела в управлении театром. В ее адрес прозвучало немало нареканий за ... низкий художественный уровень поставленных ею спектаклей. Не спас национальную оперу и Пласидо Доминго, выступавший здесь в начале шестидесятых в течение трех лет. Одной из причин, по которым Пласидо Доминго оставил израильскую сцену называют его недовольство гонорарами. Нехватка денег- это препятствие , о которое споткнулись все без исключения создатели и художественные руководители израильской оперы. Не справилась с финансовыми проблемами театра и. Национальная опера протянула на государственных дотациях еще четыре года после смерти Эдис, но и она закрылась. К чести Эдис де Филлип и ее предшественников следует отметить, что они не забыли Мордехая Голинкина, который дирижировал в оперных постановках и Марка Лаври, и Эдис де Филлип будучи уже очень пожилым человеком и входил в руководство театра при Эдис де Филлип.
удивительный человек был Мордехай Голинкин.

Несмотря на все разочарования, он не уехал из Палестины в поисках более подходящего места для применения своих талантов. А ведь наверняка мог бы творчески гораздо лучше реализоваться. И никто бы его за это осуждать не стал. Но он не стал искать ни предлогов, ни оправданий. Он вообще похоже не думал об альтернативе. Так же, как и де Филлип.

Поэтому как бы ни относиться к убеждениям этих людей, но их позиция не может не вызывать уважения.
А что касается израильской оперы, то она в очередной раз возродилась в 1985 году и живет сейчас в центре сценических искусств в Тель-Авиве и называется "Новая израильская опера". В отличие от своих предшественниц, новая опера пользуется гораздо большей поддержкой и со стороны государства, и со стороны муниципалитета. Профессиональные израильские музыковеды ее высоко ценят. А вы, уважаемые читатели, что-нибудь слышали о новой израильской опере?
Впрочем, она теперь находится совсем в другом районе города и к рассказу о знаменитой тель-авивской улице Аленби не имеет никакого отношения.
Чуть дальше, на углу улиц Аленби и Бен-Егуда находится другое не менее значимое для истории города и страны место- здесь начинался театр на иврите.

Размышляя о судьбах искусств я почему-то подумал о дереве, которое высаживают в специально подготовленную почву, правильно поливают и ухаживают за ним. Но в итоге, вместо прекрасного цвета получают высохшие ветки. В чем здесь причина? В слабых корнях? В чуждой для этих корней земле? Или виной всему судьба? Почему бурьян везде чувствует себя как дома и не надо ему ни воды, ни плодородной почвы- он сам возьмет и от земли и от неба все, что ему нужно. А вот деревья не все приживаются. Одни прижились, а другие нет. Наверное пути творчества так же неисповедимы, как и пути господни.

Subscribe
promo izyaweisneger february 14, 2017 08:00 13
Buy for 10 tokens
На дружбу дружбой отвечаю. На вражду - враждой. На комментарий - комментарием. На репост - репостом(Без порно и политики.) На лайк - лайком. :-)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments